Сила визуального контента: увековечивание Холокоста в кино

Исследователи ТАУ изучают как художественный взгляд формирует память исторической травмы.

07 Апрель 2021
Стивен Спилберг на съемочной площадке "Список Шиндлера" (1993)

Автор: Линдси Зельмер

 

Список Шиндлера – классический жанровый фильм о Холокосте, показывающий эпохальные исторические события сквозь призму истории героя, уже ставшего своеобразной "иконой". Преподаватель Школы кинематографа и телевидения им. Стива Тиша в ТАУ, аспирант Яэль Мазор предполагает однако, что помимо уже известного нам отображения Холокоста в кино, нам стоит быть открытыми к новым интерпретациям и поддерживать активный диалог об этих событиях.

 

Мазор и сотрудник кафедры кинематографа Муки Торен – среди нескольких исследователей в Тель-Авивском университете, представляющих новые взгляды и перспективу на столь чувствительную тему. "Сегодня, когда число живых свидетелей тех событий сокращается, особенно важно сформировать "новые способы памяти", пока имеющиеся фильмы не останутся единственным способом осознания Холокоста," – отмечает Яэль Мазор.

 

"Кино в современном мире играет важнейшую роль в отображении истории, хотя долгое время в кинематографе вообще было неприемлемо напрямую поднимать тему Холокоста. Только в 70-80 гг. прошлого века это стало популярной темой для фильмов и даже отдельным жанром, по мере того как в Голливуде и Европе выходило все больше картин. Границы дозволенного в контексте отображения событий Холокоста смещались с каждым новым десятилетием."

 

Исследования немецкого кино, проводимые Яэль Мазор, включают в себя несколько примеров выхода за рамки классического жанра фильмов о Холокосте. Среди них фильм "Феникс" (Phoenix, 2014), представляющий беспрецедентный взгляд на еврейскую послевоенную идентичность в Германии, больше раскрывая среди прочего немецкий взгляд на войну. Другие же фильмы, такие как "Радикальное зло" (Das radikal Böse, 2013) или "Бункер" (Der Untergang, 2004) встретили в свою очередь волну критики за представление перспективы нацистов или даже гуманизацию их действий. Тем не менее Мазор полагает, что даже такой противоречивый подход важен, поскольку он помогает лучше понять как обычные люди становились причастными к массовым убийствам.

 

На фото: Яэль МазорЗаинтересованность Яэль Мазор в теме Холокоста и в немецком кинематографе была вызвана личным жизненным опытом. В виду дипломатической службы отца, в детстве Яэль прожила несколько лет в Германии. По возвращению в Израиль, она не могла не заметить, что ее взгляд на Германию значительно отличается от принятого прямого ассоциирования с Холокостом в коллективной израильской памяти. Это в свою очередь побудило заинтересованность в том, как кино служит национальным способом осознания своей истории и влияет на культурные предрассудки.

 

"Несомненно, Холокост – одно из самых ужасающих событий в человеческой истории, достигающее границ нашего осознания," – отметил проф. Эран Ньюман, декан Факультета искусств ТАУ им. Иоланды и Давида Каца. "Изобразительные искусства пытаются сделать эти события более доступными к пониманию, с помощью детализации, пространственного представления, движущихся объектов и многих других способов. Именно это разнообразие и делает пересечение искусства и темы Холокоста столь захватывающим."

 

Подобным образом Яэль Мазор считает необходимым мыслить нестандартно в отношении отображения темы Холокоста в кино и полагает что атмосфера инновационности Тель-Авивского университета помогает исследователям выходить за рамки и привносить новизну обсуждения.

 

​Муки Торен, также кандидат наук Школы кинематографа и телевидения им. Тиша, исследует непрямые отображения травматических событий, в частности Холокоста. Его исследование выдвигает гипотезу о том, что большинство фильмов Романа Полански, не являясь фильмами о Холокосте, тем не менее подвержены большому влиянию личного опыта режиссера, пережившего его. Как и в случае с Яэль Мазор, интерес к теме со стороны Торена не случаен. Семья его матери бежала из Берлина в подмандатную Палестину в 1936 году. "Иногда мне приходит в голову странная мысль, что я обязан своим существованием именно нацистам, ведь если бы не начались преследования, моя мама никогда бы не встретила моего отца, родившегося в Израиле," - говорит Торен.

 

​Торен отмечает, что кинематографисты нередко бросают себе вызов в попытке найти лучший способ отразить травматические события. Даже если они не говорят о Холокосте прямо, часто могут быть использованы образы. К примеру, фильм Полански "Лампа" (Lampa, 1959) изображает сгорающий кукольный магазин как метафору безразличия мира по отношению к смерти детей. "Этот образ приводит нас к мысли, что в мире, где был возможен Холокост, – нельзя быть уверенным, что подобное не повторится. Это служит предупреждением, что это может произойти вновь.

 

Так или иначе, и Яэль Мазор и Муки Торен, каждый со своей стороны, играют значительную роль в переосмыслении событий Холокоста сегодня. Исследование немецкого кино с точки зрения Яэль Мазор заходит намного глубже экспрессивных ярлыков "оскорбительно" и "неприемлемо" для того, чтобы оценить значение разных перспектив столь значимого события в кино, которому не суждено стать массовым. В свою очередь новый подход в исследовании Муки Торена позволяет значительно расширить взгляд на жанр фильмов о Холокосте в контексте картин, связанных с ним лишь косвенно.

 

Проф. Раз Йосеф, директор Школы кинематографа и телевидения им. Тиша, еще раз подчеркивает важность роли изобразительного и кино-искусства в формировании памяти о событиях Холокоста. "Холокост во всем своем нечеловеческом ужасе не подлежит описанию, и все же на нас лежит обязанность донести любыми способами правду и не допустить отрицание, тривиализацию, политизацию или предание этих событий забвению," – считает проф. Йосеф.

 

Торен идет даже дальше: "Увековечивание памяти Холокоста в кино может служить постоянным и действенным призывом по предотвращению подобных событий, если не гарантией того, что это не повторится..."

Tel Aviv University makes every effort to respect copyright. If you own copyright to the content contained here and / or the use of such content is in your opinion infringing, Contact us as soon as possible >>
Tel Aviv University, P.O. Box 39040, Tel Aviv 6997801, Israel
UI/UX Basch_Interactive